Coğrafiya və təbii resurslar, №1, 2015



Yüklə 5,19 Kb.

səhifə6/72
tarix30.04.2018
ölçüsü5,19 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   72

Coğrafiya və təbii resurslar, №1, 2015 
12                    AMEA akad. H.Ə.Əliyev adına Coğrafiya İnstitutu, Azərbaycan Coğrafiya Cəmiyyəti 
 
 
© Г.А.Халилов 
МОРФОСТРУКТУРНЫЕ КРИТЕРИИ ПРОГНОЗА И  ПОИСКА МЕСТОРОЖДЕНИЙ 
ПОЛЕЗНЫХ ИСКОПАЕМЫХ МАЛОГО КАВКАЗА (в пределах Aзербайджана) 
Г.А.Халилов 
Институт Географии им. акад.Г.А. Алиева НАНА 
AZ 1143 Баку, просп. Г.Джавида,115 
Теоретическую  основу  исследования  составляет  генетическая  адекватность  факторов 
морфогенеза  и  минерагении.  В  этом  отношении  морфоструктуры,  формировавшиеся  по 
магматическим,  тектоно-магматическим  структурам  и  их  сочетаниям,  считаются  весьма 
перспективными в формировании месторождений  и  проявлений полезных ископаемых. В 
пределах  Малого  Кавказа,  впервые  выделенные  нами  купольные,  кольцевые  (дуговые), 
надинтрузивные    морфоструктуры  центрального  типа  представляют  большой  интерес,  и 
данные характерные морфогенетические их признаки приобретают огромное  значение как 
поисковые  критерии.  В  связи  с  этим  в  работе  выделяется  ряд  морфоструктур,  которые 
считаются наиболее перспективными на поиски полезных ископаемых. 
Постановка  вопроса.  Теоретическую 
основу  прикладной  геоморфологии,  помимо 
принадлежности  объекта  исследования  гео-
морфологии, т. е.  Рельефа, к системе человек 
–  природа,  составляют  его  средообразующая 
функция  в  экосистемах  и  базисная  сущность 
пространственного  распределения  естествен-
ных  ресурсов  (24,  25).  Значительная  эффек-
тивность  в  решении  практических  задач  ис-
следований  в  данной  области  обусловливает 
широкую  перспективу применения их в поис-
ково-минерагенических изысканиях. 
Познание  механизмов  образования    и 
эволюции  рельефа  в  целом  и    геоморфологи-
ческого строения Малого Кавказа в частности, 
в  системе  альпийских  коллизионных  зон 
литосферных  плит,  с  позиции  развиваемой 
нами  геодрифтогенальной концепции (26), по-
вышает  потенциальную  возможность  приме-
нения результатов морфоструктурного анализа 
(морфоструктуроведение  по–21)  в  прогнозно-
минерагенических  исследованиях.  При  этом, 
исходящая из концепции геоморфологической 
формы  движения  материи  и  принципа  кор-
релятивности  формы  и  содержания  (21)    тес-
ная  связь  месторождений  полезных  иско-
паемых  и  форм  рельефа  с  определенными 
тектономагматическими  структурами  и  высо-
кая  степень соответствия    их  к  определенным  
морфоструктурам  составляют  основу,  и  тем 
самым  оправдывают  значительную  актуаль-
ность  и  закономерность  применения  резуль-
татов  исследований  данного  аспекта  в  прог-
нозе  и  поисках  месторождений  полезных 
ископаемых. 
Согласно  проведенным  нами  исследо-
ваниям  (22,  23,  26  и  др.),  морфоструктуры  в 
рамках  геодрифтогенального  цикла  формиру-
ются  на  окраинах,  между  и  на  коллизионном 
контакте  литосферных  плит  и  образуют  раз-
личного  уровня  организации  морфотекто-
нические  системы,  основные  генетические  и 
морфологические особенности которых предо-
пределяются  геодинамическим  режимом  ли-
тосферных плит и микроплит. По данным ряда 
исследователей,  в  каждом  определенном  гео-
динамическом  режиме,  или  геодрифтоге-
нальном  этапе  генерируются  присущие  им 
ассоциации  полезных  ископаемых  и  форми-
руются  несущие их морфоструктуры (5, 8, 17, 
23 и др.).  
Содержание.  Основу  применения  гео-
морфологических методов морфоструктурного 
анализа  в  минерагенических  исследованиях  в 
данном  случае,    и  тем  самым  в  прогнозе  и 
поиске  месторождений  полезных  ископаемых 
составляет парадигма, признающая генетичес-
кую  адекватность  морфоструктур  и  полезных 
ископаемых,  а  также  принципиальная  общ-
ность  центральных  задач  минерагении  и 
геоморфологии  (изучение  закономерностей 
формирования  и  размещения,  соответственно,  
месторождений  полезных  ископаемых  и  форм 
рельефа в пространстве и во времени). В этой 
системе  морфоструктуры,  являясь  функцией 
геодинамических  и  структурно-вещественных 
факторов  объекта  исследования  (геоморфо-
сфера-по 21) геоморфологии  и пространствен-
но-временными 
индикаторами 
эволюции 
литосферы,  содержат  различные  месторож-
дения  полезных  ископаемых  и  несут  необхо-
димую  информацию  об  условиях  их  обра-
зования,  размещения,  сохранения  и  уничто-
жения.  Данная  концепция,  видимо,  и  послу-
жила  основой  специализации  и  оформления 
поисковой  геоморфологии  в  важнейшее  нап-


Coğrafiya və təbii resurslar, №1, 2015 
 
                    AMEA akad. H.Ə.Əliyev adına Coğrafiya İnstitutu, Azərbaycan Coğrafiya Cəmiyyəti 
 13 
 
равление  прикладной  геоморфологии.  При 
этом  основополагающую  роль  сыграли  фун-
даментальные  исследования  И.М.  Губкина, 
А.Е.  Ферсмана,  И.П.  Герасимова,  Ю.А.Би-
либина,  Н.М.  Страхова  и  др.,  разработанные 
теоретические  положения  которых  успешно 
развиваются  их  последователями  и  широко 
внедряются 
в 
минерагеническопоисковых 
изысканиях. 
В  целях  геоморфологической  оценки 
минерагенического  потенциала  морфосистем 
восточной  части  Малого  Кавказа    и  упорядо-
чения  морфоструктурных  критериев  прогноза 
и  поиска,  нами,  на  основе  данных  о  ме-
таллогеническом  районировании  Азербай-
джана и о его месторождениях и проявлениях 
полезных  ископаемых  (13),  был  осуществлен 
анализ закономерности   взаимосвязи рельефо-
образования  и  рудогенеза,  которое  в  сово-
купности с положением о единстве источников 
и  факторов  морфогенеза  и  минералообразо-
вания послужили подспорьем выделения здесь 
перспективных на полезные ископаемые, орга-
низованные,  в  частности,  магматическими 
(плутонические,  вулканические),  тектоничес-
кими  (дизъюнктивные,  глыбовые  и  др.), 
тектоно-магматическими (кальдеры, надинтру-
зивные  массивы  и  др.)  и  другими  гетероген-
ными  геологическими  структурами,    морфо-
структуры. 
Исходя  из  сущности  изложенных  поло-
жений  и  общепринятой  рудоконтролирующей 
роли  подобных  структур,  в  исследованиях  в 
рассматриваемом  аспекте,  особое  внимание 
уделялось  изучению  адекватных  им  куполь-
ных,  центральных,  кольцевых  (дуговых)  и 
надинтрузивных  разновидностей  морфострук-
тур  и  их  элементов,  а  также  разрывной  те-
ктоники  и  блокового  строения  территории.  В 
этом  отношении  следует  отметить,  что  на-
личие  в  тектоносфере  Земли  купольных, 
центральных  и  кольцевых  (дуговых)  структур 
в  последнее  время  признается  многими 
исследователями (2, 6, 7, 9-12,14,15, 18, 19, 22 
и  др.).  При  этом,  учитывая  гетерогенность,  а 
также  известную  рудоконтролирующую  роль 
этих  структур,  организованные  ими,  т.  е. 
формировавшиеся  совокупным  проявлением 
магматизма,  разрывной  и  складчатой  текто-
ники  морфоструктуры  рассматриваются  нами 
как  рудовмещающие  тела.  Если  к  сказанному 
добавить  и  то,  что  эти  морфоструктуры  рас-
полагаются  в  пределах  надинтрузивных  зон, 
которые имеют большое рудоконтролирующее 
значение  (9),  то  становится  очевидным  перс-
пективность 
таких 
морфоструктур 
на 
полезные  ископаемые.  Между  тем,  необ-
ходимо  оговориться  о  том,  что  поскольку  нет 
общепринятого определения понятий “куполь-
ные”, “центральные”, “кольцевые (дуговые)” и 
"диаклинальные"  морфоструктуры  и  четкого 
разграничения  между  ними,  то  впервые 
выделенные  нами  на  исследуемой  территории 
куполовидные  возвышенности  рассматрива-
ются  как  купольные;  вулканические  аккумул-
ятивные (экструзивные купола, вулканические 
конусы,  некки)  и  деструктивные  (кальдеры, 
кратеры)  формы,  а  также  некоторые  интру-
зивные  массивы  —  как  центральные;  форми-
ровавшиеся  поперек  простирания  организую-
щих  структур  горстовые  и  грабеновые  мор-
фоструктуры  прямолинейной  и  дугово-коль-
цевой  конфигураций  -  как  диаклинальные 
(термин предложен нами-21); округлой или же 
кольцевой  (дуговой)  конфигу-рации  хребты  и 
гряды  —  как  кольцевые  (22).  Последние  мор-
фоструктуры  в  пределах  исследуемой  терри-
тории    представлены  в  основном  вулкано-
тектоническими  и  диаклинальными  образо-
ваниями  и,  характеризуясь  кольцеобразным 
расположением  центров  извержений,  в  боль-
шинстве  случаев  оконтуривают  кальдерные 
котловины (Гегарчинская и Гыздагская гряды). 
К  этому  типу  относится  также  Кечалдагский 
хребет,  который  располагается  в  пределах 
надинтрузивных  зон  и  характеризуется  широ-
ким  развитием  субвулканических  интрузивов 
и  центров  вулканических  извержений.  Дагке-
саманский,  Лазларский,  Дортларский,  Мехма-
нинский,  Далидагский  и  др.  интрузивные 
массивы и возвышенности, а также экструзив-
ные купола и кальдерные котловины рассмат-
риваются  морфоструктурами  центрального 
типа. 
Обусловливающий,  в  частности,  данные 
морфоструктуры  глыбовый  характер  строения 
земной  коры  и  методика  его  изучения 
являются общепризнанными (3 и др). Поэтому, 
не затрагивая способов выявления блоковых и 
разрывных  структур,  а  также  составления  их 
картосхемы, лишь отметим, что форма блоков 
в плане не всегда угловатая и ограничивающие 
их  разломы  не  всегда  прямолинейные 
(каковыми  они  обычно  представляются).  Ок-
руглая и кольцевая (дуговая) их конфигурация 
в  последнее  время  подтверждается  также 
аэрокосмическими  исследованиями  (4,  7,  10  и 
др.).  Необходимо  отметить,  что  развитие  в 
пределах исследуемой территории купольных, 
кольцевых  (дуговых)  морфоструктур  имеет 



Dostları ilə paylaş:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   72


Verilənlər bazası müəlliflik hüququ ilə müdafiə olunur ©genderi.org 2017
rəhbərliyinə müraciət

    Ana səhifə